Андрей Алексеев: «Мыслей об окончании карьеры у меня не было»

Интервью
27.09.2019
10:35
Пресс-служба ХК «Северсталь»

О начале карьеры, особенностях выступлений в ВХЛ, травме и семье мы поговорили с нападающим «Северстали» Андреем Алексеевым.

- Начнём с самого начала. Тебя не очень хорошо знают местные болельщики. Расскажи немного о себе?

- Ну, вообще, я казанский воспитанник. В семь лет меня папа привёл на хоккей. Сначала просто, как зрители, ходили, смотрели. Потом папин друг отдал нам хоккейную форму, и мы решили попробовать, как у меня будет получаться на льду.

Думаю, так у многих было: понравилось, завертелось-закрутилось. Папа водил меня на занятия, они начинались рано, в 6 часов утра, так как лёд был в дефиците. И так продолжалось года три-четыре, наверно. Потом тренировки приходилось совмещать ещё и со школой. Так что, можно сказать, что с семи лет я в хоккее. Как и многих, привели родители, а дальше понравилось и бросать уже не хотелось.

- А есть что-то сильно запомнившееся из хоккейной школы?

- Самое начало вспоминается очень хорошо… Вот та форма, самая первая, которая была не новая. Первые катания, когда ты со стулом ещё, туда-сюда по прямой ездишь. Конечно, все детали уже не вспомнить, сколько времени уже прошло. Но помню, как три возраста сразу катались на одном льду, так как по-другому не получалось…

- С кем-то из тех ребят сейчас поддерживаешь связь?

- Да, конечно. У нас был хороший коллектив. С несколькими я общаюсь очень тесно и сейчас. Даже несмотря на то, что кто-то из них дальше хоккейной школы не пошёл, закончил.

- Свою профессиональную карьеру ты тоже начал в Казани. Как эмоции при переходе от школьного возраста к профессиональному хоккею?

- Да, в Казани, но во второй команде. Когда я туда попал, там уже были ребята моего возраста, пришедшие раньше меня. Мне, конечно же, очень хотелось к ним присоединиться, посмотреть, как там, на взрослом уровне. Как идёт подготовка к играм, как реагируют болельщики, как тебя объявляют, когда ты забил… Это совсем другие эмоции, когда ты чувствуешь себя профессиональным хоккеистом. Естественно, что совсем иные и требования, с тебя спрашивают уже по-другому. Такой переход, думаю, не всем легко даётся.

- Как думаешь, чего не хватило в тот момент, чтобы подняться на ступеньку выше? 

- В «Ак Барс» вообще тяжело попасть, там очень высокая конкуренция. Наверно, я просто не соответствовал уровню. У меня была неплохая статистика во второй команде, но, скорее всего, я был не готов к основе. Сейчас я это осознаю.

- У тебя был достаточно длительный период выступления в ВХЛ. Что запомнилось из того времени?

- Из Казани нас отправили в ВХЛ в Альметьевск. Первые два сезона прошли достаточно удачно, казалось, что так и пойдёт дальше, но… Может, требования к себе снизил. И началась чехарда: то тут не получилось, то здесь, то в одном клубе, то в другом. Был момент, когда обижался на всех окружающих, что не получается. И из-за этого «кувыркался» туда-сюда. Потом переосмыслил свою жизнь, по-другому относиться к работе, стало получаться.

Что до игры в ВХЛ, там свои «фишечки»: длительные автобусные переезды, у каких-то команд проблемы с экипировкой. С одной стороны, такая жизнь делает коллектив более сплочённым. С другой, так тяжелее восстанавливаться. Особенно, когда ты едешь двадцать часов по степи в автобусе. Но я рад, что прошёл эту школу.

- В КХЛ ты пришёл уже опытным хоккеистом. Было ощущение большой разницы в уровне лиг?

- В «Автомобилист» Андрей Владимирович Разин позвал нас сначала на просмотровые контракты, потом уже я подписал полноценное соглашение. И, если честно, то поначалу тяжело было в другой лиге. Другие скорости, другое мышление, тебя наказывают даже за микроошибку, за которые прощали в ВХЛ. Только к Новому году стало полегче как-то.

В КХЛ, конечно, другой уровень хоккеистов, мастерства людей. Не все команды прямо мастеровиты, но большая часть игроков более высокого уровня, чем в «вышке».

- Андрей Разин тогда и сейчас в «Северстали» отличается?

- Отличия, конечно есть. Мы впервые вместе начали работать в Ижевске. Та «Ижсталь» была у него, кажется, только вторым клубом (до прихода в «Ижсталь» А. В. Разин возглавлял юношескую команду и кратковременно был главным тренером саратовского «Кристалла», - прим.). А сейчас набран опыт, проделан анализ каких-то моментов. Сравнивать тяжело: люди и ситуации совсем разные.

Наверно, сейчас чуть меньше эмоции. Не знаю, лучше это или хуже, просто по-другому. Но ведь, когда эмоции есть, в этом нет ничего плохого. В игре без них нельзя.

- Твоя травма. Что же случилось и насколько ты восстановился к моменту прихода в «Северсталь»?

- Это было, когда я закончил выступление за «Адмирал» и перешёл в «Югру». На предсезонке получил перелом позвоночника. Очень нелепый случай - травмировался на тренировке.

Я долго восстанавливался, множество врачей прошёл. Мне говорили, что я смогу вернуться на свой уровень, но необходима пауза на восстановление. Я её выдержал. И сейчас очень благодарен руководству «Северстали» и Андрею Владимировичу за доверие, поддержку, что дали мне шанс.

- Было ощущение, что всё, готов?

- Да, было. Я активно занимался самостоятельно, с некоторым ограничениями, конечно. Но я понимал, что если ехать, то ехать надо готовым. Знаю, что многие относятся к этому скептически, но почему в нашей жизни не может быть места такой истории? И может быть она каким-то образом кого-то мотивирует не падать духом.

- И как для тебя самого прошла предсезонка и первые игры?

- Предсезонные сборы с Разиным я уже проходил, представлял, что будет и был готов к этому. Хорошо, что смог всё выдержать. Когда начались первые игры, понял, что я очень много пропустил, таких перерывов у меня ещё не было. Хорошо, что прошли сначала летние сборы и матчи. Там немного попроще: не такой накал, получилось втянуться. Так что к сезону подошёл в хорошей физической и, что немаловажно, в психологической форме.

- Когда ты был «на травме» появлялись мысли, что с хоккеем, как игроку, придётся завязать?

- Для меня самым трудным было то, как за меня переживала моя семья. Тяжело было сообщить им о моей травме, целый день собирался с духом. Я лежу и понимаю, что мне нужно позвонить жене, родителям… Конечно, меня все поддерживали, помогали, общались со специалистами в Казани - там хорошая медицина - узнавали о возможности возвращения на лёд. Добавляло оптимизма то, что большинство врачей, говорило, что можно восстановиться, если выдержать паузу. Так что мыслей об окончании карьеры у меня не было, надеялся на лучшее.

- Ты сказал про Казань и семью. Для тебя это родной город? Там семья?

- Да! У меня там мои родители, брат… Да и моя семья пока там. С женой нас познакомили общие друзья, ещё когда я играл в Казани. Мы потихоньку начали общаться, сближаться, и вот уже шесть лет со свадьбы. Сыну Илье 2,5 года. Хочется перевезти их в Череповец, но у нас постоянно игры, частые выезды.

Насчёт хоккейной карьеры сыну пока ничего не могу сказать, но в спорт вообще хочу его отдать. Это очень хорошая школа жизни, очень помогает осваиваться в коллективе, ставить себя. И даже если ты не становишься профессиональным спортсменом, у тебя закаливается характер.

- На последок чуть-чуть про текущий сезон. Чего не хватает, чтобы стабильно набирать очки?

- Да много уже чего сказано про это. Нельзя сказать, что нас переигрывают соперники, что мы уступаем без шансов. Игра есть, это все подмечают, но вот очки набираются с трудом. Наверно, где-то не хватается уверенности, спортивной наглости. Думаю, что, если прибавим в этом компоненте, будет приходить и результат. Надеюсь, что крупная победа над Ригой придаст нам уверенности в собственных силах. У нас в команде никто не унывает, чувствуем, что игра есть.

Похожие новости
Спонсоры и партнеры ХК “Северсталь”
Партнеры чемпионата КХЛ сезона 2021-2022