Николай Соловьев: К рукам и голове нужна еще и злость, как у Ковальчука

Интервью
15.10.2014
20:52
Официальный сайт КХЛ

Для «Северстали» сезон складывается непросто, поэтому разговор с главным тренером было логично начать с воспоминаний о некоторых неудачах.

– Вы вели 3:0 против «Витязя» и уступили 3:4. Это самое большое разочарование в нынешнем сезоне? 
– Нет. Самое большое – игра с «Медвешчаком» в Загребе. Я понимаю ребят, там очень душный дворец, играть сложно и непривычно. Но это нисколько не оправдывает нашу слабую игру и поражение. А вообще я бы не стал называть это разочарованием. У меня в карьере столько всего было, что эти две игры не стали очень уж большим потрясением. Неприятностью – да, но не больше.

– А если вспомнить о разочарованиях за всю карьеру? 
– Сразу приходит на память разгромное поражение новокузнецкого «Металлурга» от «Торпедо» из Усть-Каменгорска. Тогда у меня еще всякие трения были с ребятами. Но это уже история.

– Потому вернемся в сегодняшний день. Как вы думаете, почему из трех специалистов, работавших в «Югре», только вы нашли работу главным тренером? Ни Сергей Котов, ни Сергей Шепелев не при делах, как бы ни называлась должность последнего в «Рубине». 
– Очень сожалею, что так происходит, ведь это два очень сильных российских тренера. Мне повезло: я когда-то возглавлял «Северсталь», и в прошлом сезоне Игорь Петров сказал, что хотел бы видеть меня консультантом. А после окончания прошлого чемпионата мне предложили возглавить коллектив. Я долго разговаривал с Петровым о сложившейся ситуации, и мы пришли к выводу, что мне необходимо взяться за эту работу, а со временем передать бразды правления обратно.

– Вы понимаете, почему у вас и ваших коллег больше не стало получаться в «Югре»? Это ведь был идеальный союз, если забыть о спортивных результатах последнего сезона. 
– Кстати, Ханты-Мансийск – единственный город, где я приобрел квартиру. Планировал остаться там. Есть ли у меня ответ на ваш вопрос? Нет. Может быть, мы слишком долго работали и не смогли больше ничего давать команде. Но мы трудились честно. Для такого небольшого городка достижения «Югры» отличные. Понятно, что в этом не только наши заслуги. Отмечу, что в те времена нас поддерживал бывший губернатор округа, без него бы мы просто не смогли добиться того, чего добились.

– Все говорят, что именно вы были главным тренером «Югры». 
– Нет, им был Сергей Шепелев.

– Номинально – да. Но главным были вы. 
– Да мало ли что говорят? Однозначно главным был Шепелев, но и это не важно. Я с таким удовольствием вспоминаю эти времена! И рад, что сейчас «Югра» развивается: бюджет увеличили, передали в управление арену. Это ведь большая редкость!

– Некоторые вещи в вашей работе удивляли. Например, почему в «Югре» не было тренеров вратарей? 
– А вы посмотрите статистику. Я никого не хочу оскорблять, принижать значение работы тренера вратарей, тренера по физической подготовке, тренера по восстановлению… Вот сколько уже получилось, а еще есть люди, отвечающие за защитников, нападающих. И все-таки по тренерам вратарей: вот появились они – и что? Пропускать стали меньше?

– Не меньше. 
– Забивают столько же, пропускают ровно столько, сколько всегда. Если бы все было так, как задумывалось, то самым популярным счетом был бы 0:0. А у нас бывает и 6:5, и другие крупные результаты. Откуда это? Тренер вратарей не выйдет и не будет ловить шайбы. А на игре голкипера сказывается много факторов, в том числе и настроение. Нет, я не отрицаю, что человек, работающий с голкиперами, нужен, но не стоит переоценивать его значение.

– Вратарь «Югры» Михаил Бирюков говорил, что работали с голкиперами вы. 
– Я просто прошел большую школу. В старые времена ты отвечал за защитников, за атаку, за вратарей, был психологом, а также менеджером, чтобы пойти и выбить материальные блага для команды. Справлялись же. Это чуть позже появился еще один тренер, а затем и начальник команды. Да вот взять того же Бирюкова: они с Масальскисом великолепно отыграли сезон, когда мы попали в плей-офф, а никакого тренера вратарей не было.

– Но потом дело пошло не очень. 
– Спад был, согласен. Из-за вратарей мы и не попали в плей-офф, так как наша работа, наш состав позволяли попадать в восьмерку. Но ведь Мишу и сейчас лихорадит, хотя тренер вратарей у него появился. То есть дело не в этом.

– Как так получается, что у вас нападающий Игорь Скороходов не просто много забивал, но и попал на Матч звезд КХЛ и вообще был самым востребованным игроком на рынке? Но до этого он отвергался всеми тренерами «Северстали», а сейчас не проходит в состав «Салавата Юлаева». 
– Нужно терпение. У Игоря есть все: бросок, голевое чутье, но к нему нужен особый подход. Были времена, когда Скороходов не забивал два, три, пять матчей, но мы его не дергали и терпели. Знали, что рано или поздно у него пойдет. Так всегда и происходило. И не забывайте еще, что мы нашли ему отличных партнеров: свои лучшие игры он провел с Виталием Ситниковым и Игорем Магогиным.

– После того как вы ушли, в «Югре» сказали, что в клубе даже велотренажеров не было. Чем вам велосипед не угодил? 
– Да были они, были, просто мы – не сторонники их применения. Уж лучше кросс пробежать. А когда человек сидит в душной комнате, смотрит телевизор и крутит педали, пользы от этого немного.

– Сейчас в «Северстали» выступает Павел Бучневич. Считается, что он – восходящая звезда российского хоккея. Но что-то мешает ему стать первым. 
– Злости не хватает. Если он добавит в этом компоненте, то быть ему большим игроком. У Бучневича есть все, что надо: отличные руки, светлая голова. Но не хватает игровой злости. Такая была у Ильи Ковальчука, который играл у меня в «Спартаке». Этого парня можно было не менять, он готов был биться все шестьдесят минут, рвать, лезть на ворота. Эта та спортивная злость, которая сделала его Ковальчуком. У Паши же пока не хватает правильной агрессии. Но он прогрессирует.

Похожие новости
Спонсоры и партнеры ХК “Северсталь”
Партнеры чемпионата КХЛ сезона 2021-2022