Игорь Гераськин: В США нам показывали некрасивые пальцы

Интервью
23.10.2018
17:05
Чемпионат.com

Каково быть самым миниатюрным игроком в КХЛ? Какие настроения царят в команде, которая забивает меньше всех остальных? С чем могут столкнуться наши юниоры, когда приезжают на международный турнир в США? На что потратить зарплату в МХЛ и какую машину может себе позволить молодой игрок «Северстали». Об этом и многом другом – в большом интервью с нападающим Игорем Гераськиным.

— 18 матчей не забивали, гора с плеч упала? (Разговор состоялся после игры с «Автомобилистом». – Прим. «Чемпионата»)
— Упала, но, когда выходишь на лёд, об этом не думаешь, просто пытаешься принести пользу. Главное, чтобы команда выигрывала, а голы придут. Стараюсь о таком не переживать, иначе вообще ничего получаться не будет, игра может развалиться.

— Статистика «Северстали» — просто ужас, вы меньше всех в лиге забиваете. Как так?
— Надо настырнее лезть на ворота, больше бросать. Хотя я бы не сказал, что мы мало бросали в последних играх, разве что в матче с «Автомобилистом». Броски есть, но большинство – неопасные, с дистанции и острых углов. Надо больше доставлять шайбу на ворота, закрывать вратаря, подставлять, помехи делать, и голы придут. Когда-то же должно это закончиться.

— Александр Гулявцев сказал, что накажет финансово всех, кто удалялся. У вас в том матче гол и штраф. Вас тоже накажут?
— Пока об этом разговоров не было. Наверное, накажут.

— Такие меры справедливы?
— Как-то надо избавляться от ненужных удалений. Перед каждой игрой тренер говорит, что нужно как можно меньше удаляться. С «Автомобилистом» мы уже в первом периоде восемь минут штрафа набрали, удаления ломают нам игру. Некоторые играют, некоторые сидят. Получается, что кто-то устаёт, а кто-то холодный, и им тяжело войти в игру.

 

— В то же время Гулявцев вас хвалит — приятно?
— Любая похвала приятна, но я бы не сказал, что с «Автомобилистом» был прекрасный матч в моём исполнении. Были ошибки, просто так сложилась ситуация, что у меня появился момент, и я выжал из него максимум. На моём месте мог оказаться любой другой игрок. Но с одним голом за матч трудно выиграть.

— Читали, что он сказал после игры?
— Стараюсь ничего не читать после игр и ничего не искать в Интернете. Зачем это…

— Расстраиваться?

— Не то что расстраиваться. Понятно, что мы сейчас выступаем не очень, думаю, в интернете много грязи про нас. Болельщики недовольны, их можно понять. Стараюсь не забивать этим голову и просто готовиться к следующему матчу. А то, что тренер хочет сказать мне, он скажет лично.

 

«Сейчас в «Северстали» нет определённого лидера, и каждый должен становиться лидером»

 

— Максим Рыбин с командой долго говорил в раздевалке. Сейчас постоянно такие разговоры проводите?
— Много проигрываем, мало забиваем. Нужно было что-то делать. Поговорили с командой, думаю, в следующем матче у нас будет совсем другая игра и другой настрой («Северсталь» проиграла «Магнитке» в овертайме со счётом 1:2. – Прим. «Чемпионата»). Мы не имеем права играть дома так, как вчера. В первых двух периодах, честно говоря, игра была ужасной. Надо отдаваться, играть до последней минуты, забивать. Один гол… Если мы забиваем два или больше, то берём очки, а с одним голом тяжело выиграть. Мы забиваем ноль или один, удаления ещё. Детские ошибки, но будем стараться это исключать. Чтобы попасть в плей-офф, надо брать 50% всех очков. Время на исправление ситуации есть, надо не наводить панику, а выходить и делать своё дело.

— То есть верите в ещё одно чудо?
— Конечно, верим. В прошлом году мы попали в плей-офф, и в этом сезоне планку опускать уже нельзя. Будем стараться попасть в восьмёрку.

— Помните свой первый матч в КХЛ? Что чувствовали, нервничали, растерялись?
— Конечно, помню. Первые смены были нервными. Другой уровень, полный стадион, я никогда не играл при таком количестве зрителей. Понадобилось пару смен, чтобы привыкнуть ко всему.

— Вы и в прошлом году быстро оказались во втором звене, и в этом выходите в ведущих тройках. Чувствуете возросшую ответственность?
— Ответственность чувствую, стараюсь не подвести тренера, оправдать доверие. У нас первых-третьих звеньев как таковых нет, каждое звено равно. Сейчас в команде нет определённого лидера, как было в прошлом году. Команда более ровная, каждый может и должен становиться лидером в конкретной игре, больше брать игру на себя. Пока какая-то яма у нас, но трудности закаляют. Мы их преодолеем, и всё будет хорошо.

— К вам в команде относятся как к молодому игроку, баулы заставляют таскать, или шайбы собирать после тренировки?
— Конечно! Думаю, так во всех командах. Ничего страшного, все когда-то это делали.

 

«Молодёжный хоккей – безбашенный, а в КХЛ обыграть один в одного нереально»

 

— В прошлом году вы были вторым бомбардиром «Алмаза», хотя полсезона провели в «Северстали». В КХЛ очки даются тяжелее. Как вам даётся переход во взрослый хоккей?
— Здесь всё намного быстрее, совсем друга игра, больший упор на тактику. Молодёжный хоккей – безбашенный, там можно проигрывать 0:5 и за период отыграться. Можно обыграть всю пятёрку. Всё на эмоциях, не на мастерстве. Как такового мастерства-то большого ни у кого ещё нет. На эмоциях можно обыграть. Здесь скорости выше, тяжелее один в одного сыграть. Защитника обыграть один в одного практически нереально.

— Вы-то часто лезете и на одного, и на двоих в одиночку.
— Стараюсь не отбрасываться от шайбы, удерживать её. Нужно контролировать шайбу, тогда ты владеешь инициативой. Стараюсь не отбрасываться, искать передачу или бросок, лезть на ворота.

— Рады, что попали из МХЛ сразу в КХЛ?
— Это здорово, рад, что воспользовался своим шансом и попал сразу в КХЛ. Но сейчас это ничего не значит, у меня по-прежнему нет гарантированного места в составе. Любая моя ошибка, и меня могут отправить. Я молодой игрок и не имею права допускать грубые ошибки. Я должен выполнять установку тренера, биться каждую игру, доказывать, что я здесь не зря.

— Вы говорите, что не гарантировано место, а кому ещё выходить на лёд?
— На любого молодого игрока найдётся другой молодой игрок. В системе много ребят, можно поднять из МХЛ, ВХЛ. Конкуренция заводит, понимаешь, что в любой момент можешь оказаться не здесь.

— Знаете, что вы самый маленький игрок в КХЛ?
— Догадывался (улыбается).

— Каково вам с таким ростом?
— Уже привык. Во всех командах я был самым маленьким. Где-то есть свои плюсы, где-то свои минусы. Стараюсь пользоваться плюсами.

— Не страшно выходить на лёд против здоровых мужиков?
— Если бы было страшно, лучше тогда вообще не выходить на лёд.

— Что было тяжелее – в 16 лет попасть в МХЛ и играть против ребят на три-четыре года старше, или первые матчи в КХЛ?
— Наверное, КХЛ. Это высшая ступень в России, уровень выше. Плюс дебютировал я в матче с топ-клубом, в котором очень приличные игроки. С «Авангардом» было сложнее.

— Что запомнилось из того матча?
— Запомнился момент, когда я должен был забивать, но не забил.

— Долго потом переживали?
— Нет, я по моментам особо долго не переживаю. Бывает, на скамейке немного подумаешь о том, что можно было по-другому сделать, а потом выходишь на смену и об этом забываешь. После игры ещё можно вспомнить, посмотреть нарезки. Если этот момент попадётся, можно подумать, что можно было сделать по-другому. А так спокойно отношусь.

 

«С «Автомобилистом» в этом году играть было сложнее, чем со СКА»

 

— Против кого сложнее всего играть в КХЛ?
— Сложно играть со всеми, сейчас команды подравнялись. Можно спокойно играть и обыгрывать даже тех, кто в прошлом году были лидерами. Если брать тех, с кем совсем сложно, то, не секрет, это СКА. Если брать уровень исполнителей, который там был в прошлом сезоне… Да и в этом сезоне хороший, с ними нелегко.

— Сложнее, чем с «Автомобилистом»?
— В этом сезоне со СКА мы неплохо играли. Наверное, действительно, с «Автомобилистом» тяжелее всего было играть, что на выезде, что дома. У них хорошая поставленная игра.

— Самый памятный гол в карьере?
— Наверное, когда мы взяли бронзу с «Алмазом». Играли с «Локо» здесь, была четвёртая игра, мы вели 2-1. Я забил в овертайме, который позволил нам пройти в следующий круг. Очень напряжённая была игра, слава богу, что тогда выиграли. Потом прошли СКА, а потом силёнок немного не хватило.

— Вы забили СКА в первом же матче плей-офф. Гулявцев тогда просил вас не хвалить, чтобы крышу не сорвало. Могло сорвать?
— Нет, у меня нет звёздной болезни. Родители постоянно об этом говорят, я не склонен к звезде во лбу.

— Это воспитание?
— Да, конечно, всё с детства идёт, от воспитания.

 

«Пришёл в секцию, все уже хорошо катались, а я по бортику ползал»

 

— Вовченко говорил, что его не хотели брать в хоккейную секцию из-за роста. А у вас как было?
— Всё было нормально, мне никто не отказывал.

— В Клину, наверное, легче в секцию попасть?
— Может быть, но я пришёл туда, когда команду уже набрали. Все умели хорошо кататься, а я первый раз выходил на лёд. Все уже катаются, шайбу берут, а я всё по бортику ползаю, со стульчиком.

— Долго со стульчиком катались?
— Нет, дней пять или даже меньше.

— Кто решил вас в хоккей отдать? Родители или сами захотели?
— Мама сказала, что открывается школа в Клину, предложила попробовать. Я согласился, пришёл, и меня затянуло.

— Читала, что вы до хоккея карате занимались. Чем карате не понравилось?
— Да, это меня мама заставила на карате пойти! Уже не помню ничего о тех занятиях.

— В живот там не били в наказание?
— Да мне же четыре года было, если бы меня в живот побили, я бы не встал! Вообще, не помню, что там были жёсткие наказания. Может, и были, но в голове не осталось.

— А что не нравилось?
— Наверное, не моё было. В хоккей пришёл, затянуло, всё неплохо началось складываться.

— В матче дрались когда-нибудь?
— В детстве да, дрался. В МХЛ драк не помню, чтобы перчатки скидывать. Да куда мне в драку-то лезть, все выше меня… Не то чтобы задавят, я пока буду тянуться, меня уже в нокаут пошлют.

— А если вдруг ситуация, что надо подраться?
— Если какая-то заварушка у ворот, я всегда заступлюсь за партнёров, и неважно, какого роста человек. А если кто-то на вбрасывании предложит подраться, зачем мне это надо? Я вышел в хоккей играть, а не драться.

 

«Гулявцев постоянно забивает буллиты, не понимаю, как он это делает!»

 

— На кого равнялись в детстве?
— Мне очень нравится Павел Дацюк. Следил за ним очень пристально. Нравится, как он играет, как ведёт себя вне площадки. Сейчас, можно сказать, играю против своего кумира.

— Коленки не трясутся, когда против Дацюка выходите?
— Нет, во время матча не обращаешь внимания, кто на поле против тебя играет. Ты играешь за свою команду и должен делать всё, чтобы она выиграла.

— Дацюк свой фирменный буллит подсмотрел у Гулявцева. Вы такой не тренируете?
— Нет, не пробовал. Тренер наш бьёт буллиты, забивает постоянно! Я не понимаю, как он это делает (смеётся). Он умеет это делать, у него можно многому поучиться, он был хорошим игроком, а сейчас хороший тренер.

— Чтобы больше забивать, хоккеисты остаются после тренировок и работают над броском.
— У нас после каждой тренировки есть свободное время на льду, чтобы подтянуть то, что хочешь. Я подтягиваю броски. Нападающий же должен забивать.

 

«Учиться в школе не нравилось, после тренировок сил не оставалось»

 

— Школу вы заканчивали в Череповце или ещё в Мытищах?
— Со школой у меня длинная история!

— Рассказывайте!
— После переезда в Мытищи я перешёл в школу в этом городе, учился там до девятого класса. Даже в Мытищах успел школу поменять ещё.

— Поближе к дому?
— У нас был спортивный класс в одной школе, потом его не стало, и все разбежались по другим школам. Мы с несколькими ребятами перешли в другую школу в обычный класс. До девятого класса проучился в этой школе, потом попал в МХЛ и в 10-м классе учился по свободному посещению. График был плотный, дальние выезды. Это не по школе играть, когда игра в воскресенье, и ты свободен. С горем пополам закончил 10-й класс.

— Четвёрки хоть были?
— Не помню, наверное, были. После этого собрали команду U18, которая играла в МХЛ.

— В Новогорске была своя школа?
— Нет, школа находилась далеко. Я и ещё три парня с Ярославля ездили туда по утрам. Договорились, чтобы мы обучались только предметам, по которым ЕГЭ надо сдавать. Так и закончил школу, все предметы выучил, ЕГЭ, слава богу, сдал.

— ЕГЭ хорошо сдали?
— Сдал, да и ладно. Поступил в институт.

— До того как перешли в МХЛ, часто школу прогуливали?
— Не сказал бы, что часто. У нас же спортивный класс был, как там прогуляешь? Нас с тренировок возили на автобусе в школу. Да и если команда в школе, а ты нет, сразу понятно, что ты прогуливаешь.

— Из предметов больше всего физкультура нравилась?
— Да, больше никаких (улыбается). На самом деле, мне не нравилось учиться в школе. Идешь утром на тренировку, потом в школу, и сил уже мало на учёбу. После школы на вторую тренировку. Хотелось отдохнуть, а вместо этого учился. Когда в обычный класс перешёл, тогда уже злоупотреблял прогулами.

— Пишете с ошибками?
— Я так давно не писал ручкой, всё в телефоне пишешь, он может исправить ошибки.

— Были хулиганом или прилежным учеником?
— Учился, как все.

— Мамы обычно строго относятся к этому.
— Когда мы жили в Мытищах, мама работала до вечера, я был один. Уроки она не проверяла, я их сам делал. Надо было их делать, иначе у меня весь дневник был бы в двойках. Старался перед тренировкой что-то делать, мама мне доверяла.

 

«В США тяжело было играть, все болели против нас, пальцы некрасивые показывали»

 

— В 2015 году вас задрафтовала «Северсталь». Вы потом говорили, что обрадовались, что не Хабаровск. А если бы Хабаровск?
— Не хотел никого обидеть, «Амур» — хороший клуб. Просто не хотел играть далеко от дома, не люблю дальние перелёты. Если бы Хабаровск, полетел бы туда играть, что же делать?

— Вы поехали в том году не в Череповец, а в Новогорск, играть в МХЛ за команду U18. Каково было играть в юниорской сборной Прохорова?
— Всё отлично было, условия в Новогорске были прекрасные, тренировочный процесс интересный. Несмотря на то что у нас было много народу, шесть пятёрок, мы все по очереди играли. Практики игровой было достаточно, плюс международные турниры, товарищеские матчи. Всё было замечательно, если бы не…

— Помните, как ездили на свой первый турнир в США?
— Помню. Я вообще первый раз в Америке был. Интересно было посмотреть, как там что. Первый матч был с американцами, очень удивился, какой был ажиотаж. Вроде мы юниоры, а ажиотаж был сумасшедший, полный стадион. Тяжело было играть, потому что все болели против нас, пальцы нам некрасивые показывали.

— Средние?
— Да. Молодёжь пришла, которая там в институте учится. Некрасиво себя вели.

— Приятно было США обыграть?
— Да. Плюс русские граждане, которые живут там, приходили и болели за нас.

— Не было мысли поиграть в юниорской лиге Канады или США?
— Никогда не задумывался и не хотел уезжать никуда. Решил для себя, что буду пробоваться пробиться здесь. Как видите, пока получается.

— Вы должны были ехать на юниорский чемпионат мира?
— Мы все тренировались, до оглашения окончательного состава ещё было время.

— Сильно разозлились из-за ситуации с мельдонием?
— Всё произошло быстро и неожиданно.

— Весь год готовились к чемпионату мира…
— Это обидно было. Но это жизнь, в какой-то степени мы, возможно, сами виноваты.

— В чём?
— Может, мы и ни при чём. Мы же не знали, что он так долго будет выходить. ВАДА запретило препарат с января, мы его закончили принимать в начале декабря. Кто же знал, что так получится. Уже ближе к чемпионату мира решили, что лучше не рисковать. Мы не можем себя на допинг сами проверять, только ВАДА или РУСАДА. А это сразу дисквалификация.

— В следующем сезоне вас допустили.
— Меня не проверяли.

— В КХЛ вас лично проверяли на допинг?
— Да, в плей-офф в прошлом году после четвёртого матча со СКА. Много допинга сдавал, и в сборной тоже.

 

«В Череповце не скучно, я в больших городах никогда не жил»

 

— Как привыкали с самостоятельной жизни или у вас родители всё время на работе были, когда вместе жили?
— Мама с папой всегда на работе были, я весь день один проводил. Утром уходил в школу, а поздно вечером уже приходил с тренировки, и мама только с работы приезжала. Целый день всё сам.

— Готовите сами?
— Нет. Ем в Ледовом или в кафе могу сходить.

— Лень или руки не из того места?
— Может быть, я бы и смог что-то приготовить, но это не моё.

— Как развлекаетесь в свободное время? В Череповце не скучно?
— Сейчас времени нет на развлечения, игры через день. Когда есть выходные, можем в кино сходить, поиграть в приставку, погулять.

— Не скучно в таком маленьком городе?
— Нет. Ну и что, что маленький город, в больших городах я особо и не жил.

— В Новогорске было веселее?
— С базы можно было выходить, никто ничего не говорил. Только надо было приходить вовремя и соблюдать дневной распорядок.

— Какие-то весёлые истории были?
— Конечно, были! Может быть, и рассказывать их не надо (улыбается).

— А здесь?
— Здесь я живу на базе МХЛ, не так близко к ребятам из «Северстали».

— Все игроки «Северстали» живут в одном доме, а вы на базе МХЛ, почему? Пока не заслужили?
— Наверное. База МХЛ — это тоже жилой дом с квартирами, там живут игроки, тренеры.

 

Похожие новости
Спонсоры и партнеры ХК “Северсталь”
Партнеры Фонбет Чемпионата КХЛ сезона 2022-2023