Вырастить победителя: тренерский рецепт.

Интервью
28.05.2014
17:53
Медиа-Центр

Череповецкие тренеры новоявленных чемпионов мира вспоминают, как начинали их воспитанники.

Двое воспитанников череповецкой школы хоккея стали чемпионами мира. Тренеры, воспитавшие нападающего Вадима Шипачева и защитника Максима Чудинова, до сих пор работают в школе «Северстали» и готовят новых хоккейных звезд.

На чемпионате мира Вадим Шипачев, как правило, выходил на лед в составе первого звена — забросил три шайбы и четырежды ассистировал партнерам. С передач череповчанина забивали важные голы звезда мирового хоккея Александр Овечкин, открытие мирового первенства нападающий Сергей Плотников и другие игроки сборной России. Личный результат Вадима Шипачева, который стал чемпионом мира в дебютном для себя первенстве планеты, мог бы быть гораздо лучше, если бы форвард на старте чемпионата не получил трехматчевую дисквалификацию. Тренер Вячеслав Дубровин, который помнит Шипачева 11-летним защитником и до сих пор дает советы воспитаннику, на протяжении всего чемпионата мира внимательно следил за успехами хоккеиста и неприятностями, которые его преследовали. Вячеслав Дубровин рассказал корреспонденту «Речи» о том, как переводил юного Шипачева из защитников в нападающие, и учил его слушать «внутреннего суфлера».

— Вспомните, каким был Вадим Шипачев, когда вы стали его тренировать?

— Он пришел ко мне в 11 лет. Я принял команду этого возраста после того, как их прежний тренер уволился и ушел работать на завод. Когда я впервые увидел Вадика Шипачева, он был маленький, худенький, но упорный, терпеливый и старательный.

— Правда, что он начинал защитником?

— Чистая правда. И у него, надо сказать, до поры до времени неплохо получалось. Но когда ему было лет 13 — 14, я стал замечать, что он не справляется с напористыми нападающими соперников. Они просто оттесняют его в сторону или везут на себе. Но игровой сообразительностью Шипачев отличался всегда. Про таких говорят — игровик от бога. И ему удавалось даже в защите играть эффективно: где не мог взять силой, брал головой. Он много подключался и был одним из самых наших результативных защитников.

— Что послужило для вас толчком к переводу Вадима Шипачева в нападение?

— В конце 90-х годов к нам Гена Чурилов приехал играть, царствие ему небесное (Геннадий Чурилов погиб в авиакатастрофе с командой «Локомотив» — авт.). И пару сезонов он выступал за нас. Потрясающий парень, тоже игровик от природы. И после того как Гена ушел из команды, я начал искать в звено игрока, похожего по стилю игры на Чурилова. Перепробовал многих, и лучше всех смотрелся в этой роли Вадик Шипачев. К слову, другой мой игрок того же набора, Стас Егоршев (сегодня выступает за ЦСКА — авт.), наоборот, в детстве и юности был нападающим, но я перевел его в защиту: у него не хватало разнообразия в атаке, зато габариты были подходящие для игрока обороны.

— Вадим Шипачев никогда не считался силовым нападающим. Вас удивил силовой прием вашего воспитанника против финского игрока, за который Вадима «наградили» трехматчевой дисквалификацией?

— Это случайность, и со стороны Шипачева удар был непреднамеренным. Он никогда не был жестким игроком, и я не думаю, что он специально сыграл жестко, чтобы доказать всем, что может играть и так. Было обычное игровое столкновение. Вадим не летел на соперника, он просто подкатывался — там получилось встречное движение. Финн сбросил шайбу, начал разворачиваться, а Шипачев пошел на него в тот момент, когда шайба еще была у соперника. И судья отлично видел этот эпизод, и никаких удалений не последовало. Думаю, что трехматчевую дисквалификацию Вадиму дали, потому что финн получил тяжелую травму.

— В более зрелые голы Шипачев признавался, что тренеры требуют от него уделять внимание силовой подготовке. А вы посылали его в тренажерный зал?

— Нет, я на этом не настаивал, старался развивать в нем другое — игровые качества. Я ведь занимался с Вадимом до его 16-летнего возраста. Как я мог рекомендовать ему тренажерный зал, когда в тот момент он был, что называется, «кожа да кости». Ведь для того, чтобы накачивать мышцы, нужно сначала нарастить мясо. Вообще, я не сторонник хоккейного атлетизма, особенно в раннем возрасте, и жесткого хоккея и своим игрокам всегда говорил: бьют на льду те, кто не хочет думать. Шипачев никогда не был жестким игроком. Я не припомню, чтобы в те годы, когда мы работали вместе, его хотя бы раз удалили за то, что он кого-то ударил. Этот эпизод на чемпионате мира, повторюсь, был исключительно игровым.

— В нападении у Вадима Шипачева сразу стало получаться?

— Да, он сразу стал себя проявлять. В тройке с ним были два юрких, быстрых хоккеиста, и они долго числились первым звеном в нашей команде. А Вадик не один год был лучшим бомбардиром команды. Поверил в себя, мог и поспорить, проявить характер. Я ему, к примеру, говорил после матча, что он сделал не так. А он: «Почему не так? Я сделал иначе, но это тоже могло принести успех». А я пытался ему внушить, что я не против инициативы и импровизации, но только если она эффективна. «Если можешь сделать лучше, чем я советую, делай», — говорил я ему.

— Что позволяло ему добиваться успеха в атаке, ведь габариты его остались прежними?

— Природное игровое чутье, которое нужно было иногда направлять, но не мешать этому чутью проявляться. Позднее, когда Вадим стал играть на ином уровне, он советовался со мной: вот, мол, тот тренер говорит мне так играть, другой — эдак, что мне делать? Я говорил: «Ты тренеров слушай и выполняй их указания, но также прислушивайся и к своему внутреннему суфлеру. У тебя замечательный „тренер“ в голове, и он тебе все подскажет. Если будешь метаться между различными указаниями, не станешь тем игроком, каким можешь стать».

— Минувший сезон в СКА стал для Вадима Шипачева первым сезоном на высоком уровне, проведенным вне родного Череповца. Как по-вашему, сезон был для него удачным?

— Я бы не назвал его удачным. В «Северстали» Вадим смотрелся ярче. Но это естественный процесс — нужно время, чтобы прижиться в новой команде. Кроме того, в СКА собраны великолепные мастера с громкими именами, и в таком коллективе сложнее себя проявить.

СПРАВКА:

Тренер Александр Миколенко о Максиме Чудинове

— Максим пришел в хоккей в семь лет. Я ходил по школам и искал ребят для секции. Рассказывал, приглашал — он откликнулся. Максим выделялся среди сверстников серьезным не по возрасту отношением к хоккею и физическими данными — крепкий парень. На тренировках занимался очень добросовестно, был дисциплинирован. С первого года занятий он стал играть защитником, потому что очень подходил к этому амплуа. Максим это чувствовал, ему нравилось играть в обороне. У него всегда был хороший кистевой бросок и щелчок отличный. И что важно, он не боялся подключаться к атакам, брать на себя ответственность и бросать. По итогам сезонов он в нашей команде по набранным очкам шел среди лидеров, проигрывая лишь нескольким нападающим.

Похожие новости
Спонсоры и партнеры ХК “Северсталь”
Партнеры чемпионата КХЛ сезона 2021-2022