Егор Яковлев: Кинг на второй день поинтересовался, почему мы не улыбаемся

24.04.2014
10:13
Чемпионат.com

Защитник «Локомотива» прекрасно выступил плей-офф, получив приглашение в сборную России. Он вспоминает, как ярославцам удалось пройти московское «Динамо» и СКА, что почувствовал, когда уволили Петра Воробьева, и почему не удалось выйти в финал Кубка Гагарина.

– Вы уже отошли от поражения в финале конференции? 
– Четыре дня вообще не было ничего хоккейного в жизни. Наверное, за это время удалось отойти от всех мыслей. А потом последовал вызов в сборную.

– И так сил нет, а еще и в сборную ехать. 
– Очень рад, что меня позвали. Здесь можно окончательно забыть ту неудачу и переключиться на другие вопросы. Наверное, это самое важное сейчас.

– У вас было какое-то командное прощание? 
– Сразу после заключительного матча в Праге был командный ужин. Туда пришли не только игроки и тренеры, но и руководство клуба, президент РЖД. Было сказано очень много теплых слов, да и вообще посидели душевно.

– Подарков не дарили? 
– Нет, но сама обстановка была уютной. Нас поздравляли с успешным сезоном.

– Все думали, что ярославская сказка завершится Кубком Гагарина. Хотя ваши первые два матча с «Динамо» были достаточно слабыми. 
– Нет-нет, мы выглядели хорошо. Может быть, уверенности не было, но играли неплохо. А когда вернулись в Ярославль, просто взяли себя в руки.

– Но как это получилось? 
– Дома свои болельщики…

– … и они помогали вам. Это всем известно. В Москве тоже было много зрителей, а вы же не слышите, что на трибунах кричат. 
– Верно, но все-таки дома мы себя как-то расслабленно почувствовали. Поняли, что можем сыграть хорошо, можем победить.

– Илья Горохов выступал в раздевалке? 
– Постоянно. Но самое главное, что у нас в плей-офф была живая атмосфера. Никто не молчал, не выглядел равнодушным.

– Получается, что кроме Горохова еще кто-то говорил? 
– Лучше него – точно нет. У Ильи получалось очень сильно мотивировать команду до матча.

– А Кинг перед игрой молчал? 
– Тренеры заходили за десять минут до выхода на лед, а до этого говорил Горохов.

– Кинг выучил русский? 
– Говорил на английском, но Дмитрий Юшкевич синхронно переводил.

– Первое, чем вас удивил Кинг? 
– На второй тренировке он у нас поинтересовался, почему мы никогда не улыбаемся. Мы переглянулись. А Дэйв напомнил, что мы занимаемся любимым делом и должны получать удовольствие от своей работы. Мы как-то расслабились.

– А почему не улыбались-то? 
– Шутите, что ли? При Петре Воробьеве это не приветствовалось. На тренировках, перед матчами ты должен быть максимально серьезным. Я не осуждаю, Воробьев – специалист старой закалки, а там такие правила.

– Кого-то наказывали за улыбки? 
– В этом году нет. Но мне рассказывали, что когда Петр Ильич работал в ВХЛ или МХЛ, то мог отправить улыбающегося домой.

– А сам Воробьев смеялся? 
– Только когда мы проигрывали. Или если кто-то ошибется на льду, он тоже смеется.

– Как выглядит Дэйв Кинг в гневе? 
– Он может выругаться пару раз на английском, но это, наверное, всё. Голос может повысить. Но клюшки или мусорные баки у нас по раздевалке не летали.

– Когда узнали, что Кинг уходит? 
– Он попрощался с нами после заключительного матча в Праге. Сказал, что очень хотел бы продолжить работу, но пока ничего неизвестно. Очень жаль. Я бы хотел с ним еще поиграть. Как бы вам объяснить, что действительно изменилось? Вот я утром просыпался и радовался тому, что сегодня тренировка.

– Вы, правда, были не в курсе, что еще осенью контракт с клубом подписал Шон Симпсон? 
– Да всё мы знали, что тут скрывать. Просто старались в это дело не лезть, не думать. Я знаю, что Симпсон довел сборную Швейцарии до финала на чемпионате мира. Отличный результат.

– А какие были ощущения у игроков, когда объявили об отставке Воробьева? 
– Не думайте, что была радость. Появилось чувство неопределенности. Вроде бы нам надо было бороться за место в плей-офф, а тут убирают тренера. Это же только потом выяснилось, что приглашение Кинга – удачный ход.

– Воробьева подвело то, что он хотел вас лишить отпуска в олимпийскую паузу. 
– Не совсем лишить, а сократить. Но ведь были правила, установленные профсоюзом.

– Сильно изменится «Локомотив» летом? 
– Говорят, что не очень сильно, и это хорошо. У нас появился коллектив, и в следующем сезоне все должно получиться еще удачнее. Вы посмотрите, как ребята рвались на лед. Помните, Галимов столкнулся с Черниковым в матче с «Динамо»? Эмиль несмотря ни на что остался на льду, а Саша вернулся на площадку в кратчайшие сроки: надел маску – и вперёд. Егор Аверин и не подумал пропускать игры после рассечения: тоже с маской – и на лед. Это о многом говорит.

– Игорь Мусатов забыл в раздевалке пистолет, когда пытался «застрелить» Веханена из пальца? 
– О, мы ему этот эпизод припоминаем. Кто-то обязательно скажет: мол, Игорь сейчас нам лететь, так ты сдай оружие, а то не пустят в салон. Мусатова подвела несдержанность, но ведь он старался ради команды.

– Вот еще и Кертис Сэнфорд уходит. 
– При этом мы с ним общались сразу после окончания сезона, и он говорил, что ведет переговоры о продлении контракта. Мол, ему все нравится, все устраивает. А через пару дней появляется новость, что он уезжает.

– Вы его понимаете? 
– Понимаю. У Кертиса трое детей, и его семья крайне редко приезжала в Ярославль. Думаю, что у нашего вратаря появился вариант с НХЛ, и он, конечно, выберет возможность выступать дома.

– Напоследок скажите, вы могли пройти «Лев»? 
– Могли. И если бы зацепили последний матч, точно перевернули бы серию. Но вообще пражане очень сильные. Прекрасный вратарь, есть хорошие мастера. Просто мы слишком поздно поняли, как против них надо играть.  

Похожие новости
Спонсоры и партнеры ХК “Северсталь”
Партнеры чемпионата КХЛ сезона 2021-2022