Пол Морис. Три месяца в Магнитогорске

01.10.2012
10:56
Sports.ru
Журналист Globe and Mail Эрик Духачек поговорил с главным тренером «Магнитки» Полом Морисом о России, Малкине и хоккее. Перевод материала в блоге «Эпицентр».
 

Несколько месяцев назад, готовясь к тому, что возглавить клуб из России, бывший тренер «Торонто» Пол Морис столкнулся с одним из своих бывших игроков Ноланом Праттом в аэропорту Коламбуса, штат Огайо. Пратт играл в КХЛ, и Морис подумал, что сможет узнать от него, что стоит ждать.

– Я спросил его: «Ну, как там? Как там было?». Нолан посмотрел на меня и после длинной паузы сказал: «Там все по-другому. Просто по-другому», – говорит Морис. – И то, как он это сказал, значило для меня больше чем, что именно он произнес. И, я клянусь Господом, Нолан был абсолютно прав. Здесь все по-другому. Мой помощник Илья Воробьев, который говорит по-английски, сказал эту фразу мне и Тому Баррассо, наверное, уже тысячу раз: «Ребята, здесь все по-другому». И это так.

– Здесь другой хоккей, – отмечает Морис. Видение игры также иное, другие перелеты. Все движется по-другому. Мне сложно описать это словами. В первый месяц ты видишь столько всего необычного, и все кажется непохожим на то, что ты встречал ранее. Затем, спустя некоторое время, ты начинаешь замечать некоторые сходства, а потом уже не видишь никакой разницы. Наверное, до тебя просто доходит, что другое не значит неправильное.

Морис – главный тренер магнитогорского «Металлурга», многолетнего лидера КХЛ, в котором до официального объявления локаута планировалась перестройка состава. Магнитогорцы сразу получили солидное подключение: МВП прошлого сезона НХЛ Евгения Малкина, защитника «Оттавы» Сергея Гончара и форварда «Торонто» Николая Кулемина. Эта троица уже играла за «Металлург» во время локаута-2004/05, и Гончар был одним из тех, кто помог Малкину адаптироваться в США после его перехода в «Пенгвинс». Питтсбург – город сталеваров, Магнитогорск – тоже, и Морис вырос в металлургическом центре Солт-Сте-Мари, так что достопримечательности, шум и запахи не отличаются от тех, что были в родном городе Пола.

***

На предложение поработать в России Морис согласился по нескольким причинам. Проведя 1084 матчей в НХЛ, он оказался на том этапе жизни, когда хочется попробовать что-то новое.

– Я расскажу вам всю правду, – обещает Морис. Когда я приезжал в Россию, то уже знал, что не получу работу в НХЛ. А мне не хотелось сидеть без дела. Так что, когда мне позвонили из Магнитогорска, звонок, который свалился на меня словно с луны, я подумал: «Хм, почему бы не съездить туда и не проверить, как обстоят дела». Мне хотелось нового вызова, мне было интересно поработать в команде, где не говорят по-английски, и постараться донести до них свои мысли, несмотря на языковой барьер.

Но поначалу я чувствовал себя несколько неловко. Может быть, дело в расстоянии между Магнитогорском и городом, где я живу, или в моей семье. Но когда я отправился в Россию в первый раз, я подумал: «Бог ты мой, мне, конечно, хотелось бы поработать там, но вряд ли эти сложности мне по зубам.

Я вернулся домой, ко мне на ужин заглянула семья Тома Баррассо, и я просто спросил у Тома: «Слушай, мне нужен тренер вратарей, помощник и специалист по физподготовке. Ты не хотел бы потренировать в России?». А он тут же ответил: «Пфф, я готов». И так я окончательно определился. Решено.

– Возможно, это предложение застало меня в тот момент, когда я переживаю кризис среднего возраста, – объясняет Морис. – Я понимал, что такой возможности больше может и не быть. В юности я не путешествовал по Европе, не делал многое из того, что делают другие люди. С 20 лет я тренировал, и каждый следующий день моей жизни был похож на предыдущий. А работа в России… Это своего рода приключение.

Вот, во что Морис суммировал впечатления от трех первых месяцев жизни в России. Для него это приключение, опыт, позволивший ему вырваться за пределы комфортной зоны.

– За три месяца я не смотрел по телевизору ничего другого, кроме КХЛ-ТВ, и в какой-то момент понял: «Эй, да я ежедневно трачу столько времени на вещи, которые раньше для меня ничего не значили. Из моей жизни исчезли вещи, с которыми там, в США, я сталкивался каждый день. Я не водил машину с июля. Это очень необычно для меня. И эти изменения, которые внезапно свалились на тебя, доставляют удовольствие. За 4-5 последних месяцев я ходил пешком больше, чем за 25 предыдущих лет».

***

Морис идет по следам Дэйва Кинга, тренировавшего «Магнитку» в сезоне-2005/06. Кинг был первым канадцем, работавшим в российской суперлиге. Но если Дэйв привез с собой для компании жену, Морис приехал без семьи. Он живет в квартире на клубной базе, где его игроки обязаны ночевать перед каждым домашним матчем. Баррассо живет этажом ниже, с ними соседствует экс-энхаэловец Олег Твердовский по той причине, что лучше квартир, чем на базе, во всем городе не сыскать.

В Огайо у Мориса осталась жена Митч и трое детей, которые не могли уехать в Россию из-за учебы в школе. В последний раз они виделись в августе, когда «Магнитка» проводила недельные сборы в Германии. В следующий раз семья Мориса соберется вместе в ноябре, когда в КХЛ наступит перерыв, связанный с матчами сборных.

Несмотря на всю тяжесть расставания с семьей, Морис не сомневается в том, что поступил правильно.

– Я не ошибался, когда предполагал, насколько тяжело мне будет в России без своих родных. Взять хотя бы языковой барьер. Без Ильи Воробьева я бы не справился. Я бы провалился здесь, не будь его рядом со мной. К тому же со мной работает Том, с которым я всегда хорошо ладил. С нами все в порядке, как бы далеко не находились семьи.

***

Морис и Том Роу из ярославского «Локомотива» – единственные представители североамериканской хоккейной школы в текущем сезоне КХЛ, и, по словам вице-президента КХЛ по коммуникациям Ильи Кочеврина, их появление в России принесет в лигу несколько свежих идей.

– У них своя собственная школа, и они могут оказать влияние на наш хоккей. Надеюсь, что кто-то из них пройдет в плей-офф и продемонстрирует, на что способно сочетание из канадского тренера и клуба из России. На это было бы интересно посмотреть.

Если Морис принял относительно молодую команду из Магнитогорска, то Роу возглавил заново собранный «Локомотив» из Ярославля, который вернулся в КХЛ после годичного перерыва. В сентябре 2011-го авиакатастрофа унесла жизни 44 членов клуба, включая канадского тренера Брэда Макриммона.

С июля Морис уже несколько раз летал российскими авиалиниями, но, по его словам, путешествия не пугают его так сильно, как вы могли подумать.

– Да все нормально, – отмечает Пол. Мы летаем на 737 Боингах. Еще не было момента, когда бы мне показалось, что я чем-то рискую. Недавно мы играли в Казани, и там было даже лучше, чем в некоторых североамериканских городах. Прекрасный дворец, красивый город и большой аэропорт.

Потом у нас был матч с «Нефтехимиком, и там уже совсем по-другому. Вы знаете, я пользуюсь самолетами почти 20 лет, я не знаю, как рационализировать полеты, так что даже не задумываюсь об этом.

***

Хоккейная удача повернулась к Морису лицом, когда в НХЛ официально объявили о локауте. Малкин и Гончар тут же прилетели в Магнитогорск, позднее к ним присоединился Кулемин. КХЛ пользуется плодами несговорчивости владельцев североамериканских клубов и игроков, потому что сильнейшие российские хоккеисты – Александр Овечкин, Илья Ковальчук и Павел Дацюк – все они вернулись в родную лигу впервые с прошлого локаута. Это положительно сказалось на статусе КХЛ, увеличило силу клубов и сделало лучше «Магнитку».

– Малкин набрал 4 очка в трех первых матчах, а мог запросто набрать все 12. И это он пропустил тренировочный лагерь, – восхищается Морис. – Он просто надел коньки, вышел на лед и начал играть. Для российской лиги очень здорово, что ее энхаэловцы вернулись домой. Я снимаю шляпу перед Малкиным. Магнитогорск – это не Москва, это не Санкт-Петербург. Он запросто мог поехать туда, и его бы поняли. Но он и Кулемин поехали в родной город. Думаю, это фантастический поступок.

Если локаут продолжится, то у Мориса будет одна команда, если закончится – совсем другая. В КХЛ всего 56 матчей, за которыми идут три раунда плей-офф, но если сезон в НХЛ будет спасен, в самый важный момент чемпионата, «Магнитка» останется без своей большой троицы. Обычно тренеры не заглядывают далеко вперед – все их мысли о следующей игре, а не о том, как их команда будет выглядеть в январе или марте, но Морис утверждает, что у него есть план Б в том случае, если Малкин и К вернутся в Северную Америку.

– Я не слежу за новостями о локауте, так как проходил через это, и знаю, как там все происходит, – рассказывает Морис. – Все постоянно спрашивают меня: «Пол, что там с локаутом?», а я отвечаю, что не знаю. И я на самом деле не знаю, и вряд ли знал бы больше, окажись в Северной Америке. Могу сказать только то, что понимают все люди – переговоры лиги с игроками займут некоторое время.

***

Счастлив ли Морис? Этот вопрос, всплывший в конце нашей длинной беседы, загнал тренера «Магнитки» в тупик.

– Счастье это…. А вы спросите любого тренера во время сезона, насколько он счастлив? В это время года все тренеры в одном настроении. В таком, каком обычно находятся после поражений. Каким бы не был результат, некоторые вещи не меняются.

Все, чего я хотел достичь с точки зрения личностного развития и поиска различных методов обучения игроков, к моменту, когда придет время возвращаться домой, будет мною достигнуто. Скажу вам, я стал совершенно иначе понимать хоккеистов из Европы. Всю свою карьеру они играют в один хоккей, в котором свои устои, свои принципы. Затем ты привозишь их в Северную Америку, работаешь с ними неделю и ждешь, что они изменятся. Но такое невозможно.

У них другое хоккейное мышление, потому что в своих родных чемпионатах они играли иначе. Когда они пасуют шайбу друг другу поперек площадки, а ты, стоя на скамейке, кричишь им бросить ее в зону, надо понимать, что новички и понятия не имели о такой тактике раньше. Они не понимают, с чего бы им просто забрасывать шайбу в зону. Для них потеря – не такое уж большое преступление. А один хороший пас, после которого шайба пролетит мимо 12 человек и ляжет прямо на клюшку партнера, это безумно круто.

Переезд в НХЛ для молодого хоккеиста Европы это сложнейшая задача, даже если он хорошо говорит по-английски. В начале моей тренерской карьеры я не до конца понимал это, потом стал относиться к ним с большим пониманием, а сейчас вижу картину целиком.

Слова Нолана Пратта, сказанные Морису несколько месяцев назад, оказались пророческими. Здесь все по-другому. Просто по-другому.

***

Возможно, прошлый сезон в «Торонто» сложился для Кулемина не очень хорошо, но у него уже появился фанат в лице экс-тренера «Мэйпл Лифс». Морис практически ничего не знал о Николае, так как он был уволен из канадского клуба перед приездом нападающего. Для сравнения с Малкиным и Гончаром Пол пересекался намного чаще. Помимо своего таланта, трио из НХЛ привнесло в команду и кое-что еще, упростив работу Пола.

Пример: Морис никак не мог заставить свою команду чаще бросать шайбу в большинстве, но как только об этом попросили Малкин и Гончар, как проблема решилась. Все сразу же говорят: «А, ок. Давайте так». Профессионализм Гончара восхищает Мориса. Он полностью отдается работе и тренируется по два раза в день.

– Малкину всего 25 лет. Люди забывают об этом. Глядя на него, трудно поверить, что он так молод. Но Кулемин это несколько другое, – говорит Морис. Я не представлял, насколько силен этот парень. Это редчайший трудяга, что видят остальные ребята. Я два с половиной месяца бился над тем, чтобы доказать команде важность работы над собой и хорошей физической формы. А потом появились Малкин, Гончар и Кулемин, и я просто сказал: «Вот видите, о чем я вам говорил. Работайте, как они. Также усердно и каждый раз».

Похожие новости
Спонсоры и партнеры ХК “Северсталь”
Партнеры чемпионата КХЛ сезона 2021-2022