По прозвищу «Добрый». Часть 1

24.09.2014
10:53
Официальный сайт КХЛ

Двадцать лет назад «Лада» добилась небывалого успеха – выиграла чемпионат МХЛ и стала обладателем Кубка лиги. Тогда любили писать, что тольяттинцы «прервали гегемонию московских клубов». Двадцать лет – не такой уж большой срок, но уже четверо из той «золотой» команды об этой победе нам не расскажут никогда. Но, к счастью, большинство – живы-здоровы и прекрасно помнят те времена. Юрий Злов – один из них.

 

– Ностальгия по тем временам вас посещает? 
– Конечно, всегда с теплотой вспоминаю те времена. С Ваней Свинцицким, с Вовой Тарасовым, Олегом Волковым, со всеми, кто в Тольятти живет, любим собраться где-нибудь в бане и начинаем вспоминать… Великие победы. Жаль, что дети сейчас мало знают историю хоккея в Тольятти. Придешь на тренировку мальчишек, тебя никто не узнает. И фамилия твоя им ни о чем не скажет. Но дети не виноваты. Здесь больше зависит от администрации арены и руководства клуба – они должны популяризировать историю «Лады», чтобы детям было на кого равняться. А то у нас зайдешь в «Волгарь», а там всего одна фотография висит с тех времен, когда я играл.

– Дворец с тех времен сильно изменился? 
– Практически полностью. Оттуда, мне кажется, даже запах хоккея уже ушел. Много непонятного стало: есть школа «Лады», есть муниципальная школа. Они что-то делят и поделить не могут. Не должно такого быть. Школа должна быть одна, тогда что-то будет получаться. Все теперь стало на коммерческой основе. Не хочу даже про это говорить, грустно все это.

– В ваши времена «Волгарь» тоже кинотеатром называли? 
– Да. Всегда приезжие хоккеисты говорили: «Ну, вот, опять едем в кинотеатр играть». А как его еще называть, если там раньше располагался кинотеатр? Это потом уже его переделали в ледовый дворец.

– Вы же из Ангарска. Как в Тольятти очутились? 
– Сюда меня пригласил Александр Тычкин. Он был вторым у Цыгурова. Мы с ним давно было знакомы, еще в те времена, когда я по молодежке приезжал играть в Омск. А Тычкин сам был из Омска.

– Самый известный хоккеист из Ангарска Михаил Татаринов. Как у него дела? 
– Сейчас неплохо, живет в Ангарске. Недавно созванивался с ним. Мы летом часто в Ангарске собирались своим 71-ым годом. У нас очень дружная команда была, до сих пор постоянно общаемся. В этот раз я приехать не смог, но ребята собрались, и Сережа Бердников, мой хороший друг, как раз мне звонил. А потом передал трубку Мише Татаринову.

– Бердников пока без клуба? 
– Да, работал в Череповце, сейчас ждет предложений. Обещал сразу позвонить, как найдет работу. С Серегой мы росли вместе. И вместе в Омск поехали молодыми. Он там остался, я вернулся в Ангарск и только потом поехал в Воскресенск. Это было в 90-м году. А затем Тычкин меня и Диму Шулакова пригласил в Тольятти. За год до этого «Лада», только выйдя в высшую лигу, с ходу выиграла серебро. И начались самые успешные времена для команды. В первый же мой год мы вновь стали вторыми, а потом и до золота добрались. До сих пор перед глазами наши серии с «Динамо»! И даже динамовские ребята вспоминают о тех матчах, как об одних из самых классных в жизни. Недавно Рома Ильин приезжал за ветеранов играть в Тольятти, мы разговорились и первым делом стали вспоминать те серии между «Ладой» и «Динамо».

– Из той команды уже четверых нет в живых… 
– Да, ушли Безукладников, Сидоров, Никитин и Тычкин. Про Сидорова случайно узнал из интернета. Он жил на Украине, и связь с ним как-то оборвалась.

– Никитин был же капитаном «Лады». Что случилось с ним? 
– Михалев и Емелин забрали его из Уфы, из его жизни ушла всякая дрянь, и он начал детей тренировать. Полностью восстановился. Неожиданно произошло кровоизлияние – и все. Уходят люди.

– В те времена, что ни игра с «Динамо», то драка. 
– Да, дрались много. Куда ж без этого.

– Кто в «Ладе» лучше всех дрался? 
– Ну, таких бойцов, какие еще недавно были в «Витязе», у нас не было – все в хоккей умели играть. Но за себя ребята могли постоять. Да и Цыгуров говорил, что сдачи надо давать, если требуется. В основном у нас защитники в стык шли, нападающие мало дрались.

– В «Динамо» же играл Юдин. 
– Умел драться. Но к нему особо никто не лез. Знали, что после встречи с ним хоккей для тебя может навсегда закончиться.

– Кто из динамовцев тех лет больше всего хлопот доставлял? 
– Серега Петренко, мой очень хороший друг. Кто еще? Да много ребят: Воронов, Карповцев, Якубов, Бахмутов, он потом один сезон у нас играл. «Зарубы» с ними жестокие были.

– А в «Ладе» кто был самый авторитетный человек в те времена? 
– Думаю, Толик Емелин. Еще Рафик Якубов, Вадик Шайдулин, Олег Кофтун. Татары всегда были дружны и вместе держались. И команду держали.

– В 94-м чемпионат и Кубок разыгрывали по отдельности? 
– Да, такой регламент сделали. Мы сначала чемпионат выиграли, а потом и Кубок взяли. Финальная серия с «Динамо» сумасшедшая была. В Москве выиграли два матча, сюда приехали, думаю, одну-то игру точно «зацепим». Да болельщики наши были уверены, что Кубок теперь спокойно возьмем. И тут раз – проигрываем два матча. В четвертой игре ведем 3:2, Вадик Шайдуллин в конце игры подобрал в углу шайбу и решил гол забить в пустые ворота. Перехват, нам забивают, а в овертайме проигрываем. А в четвертой игре «сгорели» 0:5.

– Цыгуров перед пятой решающей игрой всех в лес повез. 
– Было такое. Он сам после тренировки зашел и сказал: «Ребята, съездите сами куда-нибудь и напейтесь, что ли». Хотя пить нам никогда не разрешал. Собрались все вместе и поехали на шашлык. А потом «Динамо» хлопнули. Геннадий Федорович – хороший психолог, всегда чувствовал, когда команду надо «отпустить». Так что «на природу» мы с ним частенько выбирались. Мог на базе в «Алых парусах» какие-то мероприятия для команды устроить. Помню, он нам как-то концерт «Бурановских бабушек» организовал. Они же из Тольятти, тогда только начинали. И вот Цыгуров их однажды к нам на базу и привез. Они уже тогда чудили.

– Цыгуров по части режима спуска никому не давал? 
– Да, но все равно нарушали. Народу много попадалось. А он ловил и жестоко наказывал. Мог во вторую команду отправить или оштрафовать на деньги. Я в «Ладе-2» тоже пару раз был. Олег Белкин, Леха Марьин – Цыгуров много кого ловил. Проще сказать, кого не ловил. Но из команды он не выгонял, он пытался воспитывать. И ребятам доверял.

– Тренировки после праздников – особая история? 
– Помню, была одна такая. После Нового года. Мы должны были второго января вечером улетать на отборочные матчи европейского кубка. По-моему, в Англию. И Цыгуров на Новый год запретил употреблять категорически. А мы все на базе живем. Ну и как за Новый год не выпить-то? Посидели хорошо, добросовестно. Первого пришли на тренировку. Федорыч на нас посмотрел, все понял и сказал: «Умеете пить, умейте и бегать». И три по десять. Помню, людей рвало прямо за скамейкой.

– Предсезонки у него жесткие были? 
– Да, старая школа. А они привыкли: кто выживет, тот и будет играть. Мне до сих пор трудно это понять, ведь из людей выжимали все соки. И сколько ребят закончили раньше времени! У нас один парень – тоже ангарский – на кроссе умер. Прямо недалеко от «Волгаря» упал и больше не встал. Да, «физику» летом надо закладывать, но иногда были уж слишком жесткие тренировки. Сколько мы железа перетаскали – кому рассказать! У меня до сих пор спина побаливает.

– Из-за этого вы так рано закончили? 
– Да. Поехал играть за сборную вместе с Александром Нестеровым на «Кубок Глобена» в Швецию и один канадец меня сильно в спину толкнул. И прижал. Три позвонка полностью развернуло. Грыжи повылазили. Директор завода Николаев вызвал меня и сказал, что ВАЗ оплатит две мои операции в Германии. Профессор немецкий мне тогда сказал: «Если будешь дальше играть на профессиональном уровне, то протянешь лет пять, не больше. Ровно через пять лет можешь ко мне приезжать, я тебе искусственные диски опять поставлю. А если жить обычной жизнью, то хватит на десять лет». Все точно сказал. Пять лет меня вообще ничего не беспокоило. А потом, когда я уже в «Крыльях Советов» был, меня вновь прихватило. Предсезонку прошел, скоро первая игра официальная, а у меня вновь страшная боль в спине. Денег у меня на новую операцию не было, я спросил, сможет ли клуб оплатить ее, но мне отказали. Тут понял, что пора заканчивать.

– Операция дорогая? 
– Тридцать тысяч долларов. Таких денег мы в глаза никогда не видели, жили от зарплаты до зарплаты. А еще задержки случались, иногда по два-три месяца ничего не получали. Все ведь зависело от того, как дела на заводе шли.

– Вашего контракта на жизнь хватало? 
– Да, но тех денег, что нынче игроки получают, нам и не снились. Больших денег в нашем хоккее мы не застали.

Похожие новости
Спонсоры и партнеры ХК “Северсталь”
Партнеры чемпионата КХЛ сезона 2021-2022