Денис Хлыстов: После «бутербродов» Николаева ничто не страшно

28.04.2015
09:55
Официальный сайт КХЛ

Один из самых крепких и боевитых российских игроков Денис Хлыстов рассказал о своем детстве, о драках на льду и о том, как свернул со скользкой дорожки в последний момент.

Он раз десять повторил, что хотел бы в интервью как можно реже встречать местоимение «я», пояснив: «Меня старшие ребята не поймут, если так говорить буду».

- В каком районе Уфы вы жили?
- В Молодежном. Довольно боевое детство было. Сами понимаете: девяностые, блатная романтика. Я с этого вовремя соскочил, к счастью.

- Помог какой-то особый случай?
- Да, но рассказывать о нем не хочу. И не потому, что стесняюсь. Нечем там гордиться. Скажу лишь, что от тюрьмы я был на волосок. И если бы все закончилось так, то…

- Наркотики?
- Нет, вы что! Мы вообще наркоманов презирали, у нас все-таки спорт больше культивировался. Я хоккеем занимался, так что никакой наркоты.

- Андрей Назаров рассказывал, что в его время с хоккейным баулом трудно было добраться до стадиона. Могли клюшку отобрать, значок какой-нибудь.
- У меня никто ничего отобрать не мог. Да что вы все про старое время? Говорю же, хвастаться нечем. Ну да, детство было веселое. А тот случай… Со мной тогда отец серьезно поговорил, и вся блатная пелена сошла. Спасибо ему. И тренер объяснял, что надо браться за ум.

- Вы – один из немногих в нашей лиге, кто на площадке становится злым и бесстрашным.
- Бросьте, таких хоккеистов полно. В каждой команде есть ребята, готовые бросаться под шайбу, ловить ее зубами. Они ничего не боятся. У нас вообще в хоккее настоящих мужиков много. Вот Александра Степанова взять. Да многие, многие…

- Немногие бросятся в драку против тафгаев «Витязя», которые терроризировали всю лигу. Вы же пошли в бой, когда играли в «Металлурге».
- Все время меня про тот случай спрашивают. Но как можно там было поступить иначе? Они стали атаковать нашего вратаря, я не мог остаться в стороне. Да и не я один вмешался.

- А кто еще? Один, я видел, пошел судье жаловаться, другой тихонько на смену поехал.
- А Георгий Гелашвили? Он там с Яблонски зарубился, если бы своей «гитарой» попал, то мало бы не показалось.

- Деретесь вы редко, но ярко. Что нужно сделать, чтобы вывести вас из себя?
- Какой-то формулы нет. Но если я чувствую, что против меня играют слишком жестко, выводят из равновесия, то готов.

- «Шторки падают»?
- Нет-нет, я четко понимаю, что делаю. Просто иногда выхода другого не бывает. Вот помню бой с Николаем Жердевым. «Ак Барс» тогда проигрывал 0:5 и начал грубить. Я же чувствовал, что все к этому идет.

- А словами вас можно вывести из себя?
- Последний бой с Алексеем Бадюковым из этой серии. Там всё слова решили. Я к Алексею очень уважительно отношусь, но, опять же, выхода другого не было. Мы потом встретились с ним, пожали руки друг другу.

- Есть бой, за который стыдно?
- Есть. Это давно было. «Салават Юлаев» играл с «Ладой», и я сцепился с Максимом Семеновым. Ударил его головой. Так стыдно было, честное слово. Я потом ночь не спал, переживал. Извинился перед ним, надеюсь, он зла не держит.

- Проигрывали когда-нибудь?
- Бывало, тут ничего такого. Помните, драку против Ангела Крстева из «Автомобилиста»? Я тогда за «Металлург» играл.

- Очень долгий и зрелищный бой.
- Так вот, я его проводил в тумане. Сразу же пропустил пару ударов и поплыл. Держался из последних сил.

- В вашей карьере была команда «Новойл». Я про нее ничего не нашел.
- Так уфимский клуб назывался, который выступал в Первой лиге. «Салават Юлаев – 2». Нас же всегда нефтяники спонсировали, вот клуб так и назвали.

- Вы ведь поздно попали в первую команду.
- Да, пересидел во второй. В команду мастеров меня пригласили лет в 19.

- «Салават Юлаев» в те времена был особым коллективом: практически все уфимские, денег не было.
- Я как сейчас помню, что было только два человека из других городов – вратарь Тихомиров и защитник Волков. Все остальные местные. Вы правы, денег не было, но был такой дух. Мы вообще в каждом матче бились.

- Молодым приходилось непросто.
- Тут вы правы. Люди в команде суровые, молодежь вся по струнке ходила. Я не скажу, что дедовщина была, но порядок всегда держался.

- Вам доставалось?
- Да всякое было. Например, я однажды с Семаком подрался. Во время двустороннего матча сыграл против него жестко, а ему это не понравилось. Вот мы и сцепились.

- Один мой знакомый впитывал советы от Семака. Например, тот советовал вообще не читать прессу.
- Ого, что же это Александр всегда со свежей газетой ходил? Постоянно читал.

- Может быть, потому и советовал.
- Возможно. Но вы правы, от Семака всегда можно было полезный совет получить. Например, он меня научил клюшку мотать. Я раньше от пятки к носку мотал, а он объяснил, что для игры лучше иначе. С тех пор только так и делаю.

- Вы ведь в команде были, когда ее возглавил Сергей Николаев.
- И он сразу все изменил. Раньше мы все время в переходный турнир попадали, а при нем сразу же за место в восьмерке бились, только с минимальным счетом проигрывали «Локомотиву», где были Владимир Вуйтек, Андрей Коваленко... Они же тогда всех рвали, а мы с ними почти на равных.

- Сергей Николаев славен своими установками.
- Это точно. Как на час начнет что-то говорить!.. Но я ни в коем случае не осуждаю, я и сейчас готов час в зале посидеть, если есть о чем поговорить. Очень жаль, что он ушел из жизни. Этот человек мне дал очень много.

- У него еще предсезонка была изматывающей.
- Я потом со многими тренерами поработал, с Владимиром Крикуновым, например. Но Сергея Николаева никто не превзошел. Один «бутерброд» чего стоит.

- Это как?
- А берешь двух партнеров в руки и бежишь.

- Одного еще можно унести, а двоих как?
- Так у тебя же две руки, вот и неси. Вообще после этого к любой предсезонной подготовке отношусь спокойно. Надо бежать кросс – бегу и ни о чем не думаю. Надо на велосипеды или в зал – пожалуйста. Меня ничем не удивить уже.

- Вы хоть с кем-нибудь из тренеров не смогли найти общего языка?
- Только с Сергеем Герсонским, когда он работал в Уфе. Как-то не разобрался, чего он от меня хочет. Мы с ним даже на одном из собраний зарубились, а он меня на выезд не взял. Но вообще я быстро нахожу общий язык.

- В какой-то период уфимские игроки стали покидать «Салават Юлаев». Не жаловали там местных.
- А стоит ли на это жаловаться? Пришли деньги, появилась возможность приглашать лидеров. Я помню, что в какой-то момент осознал: надо сменить обстановку. Меня не выживали, нет. Просто захотелось что-то поменять. Поехал в Нижнекамск, затем в плей-офф проявил себя в серии с Магнитогорском, и «Металлург» со мной контракт подписал.

- Остались ли в Уфе болельщики, которые ходили еще на улицу Зорге, на старый лед?
- Конечно. Мы с ними постоянно общаемся после матчей. Люди всегда поддерживали команду.

- Александра Радулова в Уфе не любят.
- За что же его не любить-то?

- Уехал.
- А до этого помог команде выиграть чемпионат. Слушайте, да у нас в Уфе болельщик понимающий. Уехал человек, и ладно, но сколько он пользы принес! Кстати, сейчас вы заметили сколько местных ребят в команде играют? Я, Андрей Зубарев, Гуркин, Дубровский.

- Василевский.
- Вы вот лучше бы не про меня писали, а про Андрея. Это же звезда растет мирового уровня. Поверьте, через несколько лет вы только о нем писать и будете.

Похожие новости
Спонсоры и партнеры ХК “Северсталь”
Партнеры чемпионата КХЛ сезона 2021-2022